Честно
Консервативно
Конфиденциально

Санкт-Петербург: +7 (812) 416-55-56

Москва: +7 (495) 787-71-17

Киев: +38 (044) 498-28-79

Никосия (Кипр): +357 (22) 00-04-70

Санкт-Петербург: ул. Боровая, д. 32

(рядом с метро "Лиговский проспект")

ТРАНСФОРМАЦИЯ ОФШОРА: новая практика использования иностранных компаний и счетов в современных реалиях

Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

Иностранная офшорная или «оншорная» юрисдикция для интернет-проектов: основные варианты и важные аспекты выбора

16 мая прошел очередной бесплатный вебинар Amond & Smith Ltd. На этот раз темой мероприятия стали основные варианты и важные аспекты выбора иностранной офшорной или «оншорной» юрисдикции для интернет-проектов.

В век цифровых технологий бизнес активно использует Интернет-пространство для продвижения товаров и услуг. Многие проекты запускаются в формате онлайн-бизнеса - это могут быть интернет-магазины, платные сервисы, IT-консалтинг и многое другое. При этом многие подобные сервисы запускаются через иностранные компании, банки и платежные системы.

На вебинаре наш специалист и эксперт в данной области Ярослав Боровиков, и старший юрист Оксана Кострюкова, которая выступила в качестве модератора, постарались максимально полно рассмотреть тему выбора иностранных компаний, банков и платежных систем для запуска Интернет-проекта.

На вебинаре мы обсудили следующие вопросы:

С презентационным материалом можно ознакомиться по ссылке.

Видеозапись вебинара смотрите ниже:

Ниже Вы можете ознакомиться со стенограммой отрывка нашего вебинара:

Оксана Кострюкова: Добрый день, уважаемые гости! Мы рады приветствовать вас на нашем традиционном очередном мероприятии — на вебинаре нашей компании Amond & Smith Ltd., которые мы проводим на регулярной основе для наших слушателей, клиентов или потенциальных клиентов, для всех тех, кому мы можем и будем рады помочь.

Меня зовут Оксана Кострюкова, я старший юрист компании «Амонд Смит», сегодня я буду модератором нашего мероприятия, а экспертом будет Ярослав Боровиков, юрист компании «Амонд Смит» — скажем так, наш хедлайнер, который работает на передовой, принимает множество новых обращений клиентов, ведет текущие проекты. Он будет экспертом в нашей теме. Тема нашего сегодняшнего мероприятия — «Иностранная офшорная или «оншорная» юрисдикция для интернет-проектов: основные варианты и важные аспекты выбора», то есть мы рассмотрим основные критерии и аспекты выбора юрисдикции, а также затронем вопросы открытия банковского счета подобным компаниям для работы с интернет-проектом. Ярослав, я Вас приветствую еще раз, и скажите нам, пожалуйста, о чем сегодня будет наше мероприятие, перед тем как мы перейдем к основной его части.

Далее

Ярослав Боровиков: Приветствую Вас, Оксана, благодарю Вас за представление! Приветствую также наших уважаемых коллег-слушателей, зрителей, надеюсь, что вебинар будет достаточно полезен и информативен. В целом мы коснемся общих вопросов организации корпоративной структуры для создания интернет-проектов, то есть затронем, отчасти, корпоративные и налоговые аспекты, затронем аспекты работы с банками и платежными системами и в целом обратим внимание на тонкие моменты, на определенную специфику данного бизнеса — опять же, достаточно в общем, в том числе моменты и по отчетности, отчасти, то есть в общих-общих чертах.

Оксана Кострюкова: Всесторонне рассмотрим, но достаточно в общем. Я хотела бы еще раз обратить внимание наших участников, если у вас появляются вопросы по ходу выступления нашего эксперта или в принципе вопросы, относящиеся к теме, пожалуйста, задавайте их в чате, мы будем стараться отвечать на них онлайн, и это поможет сделать наше мероприятие более интерактивным и интересным для всех нас. Будет, по сути, живой диалог.

Тогда, Ярослав, переходим к первому Вашему слайду. Я хотела бы задать Вам вопрос, прежде чем Вы начнете нам рассказывать: какие интернет-проекты? О чем мы будем говорить? Как мы можем их детализировать?

Ярослав Боровиков: Собственно я бы поделил их на несколько категорий.

  • 1-я категория – это интернет-магазины, торгующие тем или иным товаром – это может быть что угодно: часы, телефоны, игрушки, авиабилеты и т.д.
  • 2-я категория – это компании, которые предоставляют различные сервисы через интернет. Это может быть некая услуга по бронированию отеля, маркетинговые услуги, переводческие услуги и т.д. В целом достаточно схожи по специфике с предыдущей группой.
  • 3-я категория – это, наверное, те интернет-проекты, которые являются достаточно сложным продуктом, в итоге, это проекты, которые предоставляют тот или иной цифровой контент — чаще всего это лицензии, то есть немного другой договор.

Оксана Кострюкова: Я хочу уточнить для себя, это купля-продажа трафика?

Ярослав Боровиков: Нет. Это немного другое. Это, например, какие-то агрегаты, аудио и видео контент,  на который где-то закупают права и, в дальнейшем, реализуют его в розницу.

  • И последняя категория, на которой я бы также хотел остановиться – это различные high-risk проекты.

Оксана Кострюкова: А вот приложения, допустим, сейчас такие достаточно модные проекты, которые размещаются в App Store, Google Play?

Ярослав Боровиков: Их тоже отчасти рассматривать, немного другая специфика, то есть там, как правило, продажа чего бы то ни было идет в самом приложении и нужно смотреть, что именно предлагает нам данное приложение. То есть это может быть доступ к какой-то базе данных, к какому-то ресурсу, это может быть некое сервисное приложение, это может быть, например, приложение для торговой площадки, на которой можно что-то заказать, либо у агрегата, либо у конкретного продавца. То есть это некая «сборная солянка» из всего того, что мы называем.

И последняя категория это, наверное, именно high-risk проект, то есть всё, что связано, так или иначе с деятельностью, которая лицензируется, которая считается платежными институтами достаточно рисковой. В первую очередь это различные финансовые услуги, в том числе Forex компании, это могут быть гемблинговые, дейтинговые проекты, азартные игры.

Оксана Кострюкова: Мы уточним – это ставки.

Ярослав Боровиков: Да, это ставки.

Соответственно, это могут быть различные криптовалютные проекты и сюда же, хоть это и не требует лицензии, отчасти по аналогии с криптовалютной деятельностью, можно так сказать, тонкий достаточно момент, у нас посвящался этому вебинар, также сюда же мы все-таки отнесем различные дейтинговые проекты, потому что это тоже классический high-risk.

Оксана Кострюкова: Да, дейтинг, и еще бы я сказала, что это различные видео для взрослых, да? Тоже есть обращения с такими проектами.

Ярослав Боровиков: Так называемые «Adult Services». Соответственно, мы также сделаем небольшую ремарку, что мы далеко не все high-risk проекты берем.

Оксана Кострюкова: Я бы сказала, компания «Амонд Смит» не все риск проекты берет, в силу того, что у нас достаточно консервативная политика в этом отношении, и мы вынуждены, к сожалению, отказываться от реализации подобных проектов, при этом мы всегда с клиентами честны и говорим абсолютно реальные вещи, то есть с какими рисками и проблемами они могут столкнуться, и почему мы не готовы с этим работать.

Ярослав Боровиков: Итак, я предлагаю перейти к первому слайду презентации.

Оксана Кострюкова: На котором изображена структура, собственно, да?

Ярослав Боровиков: Да.

Оксана Кострюкова: Оперирование компанией, владение ею, для реализации интернет-проекта.

Ярослав Боровиков: Соответственно, здесь я постарался отобразить общий проект, то есть мы видим, что есть некий бенефициар, хозяин бизнеса, который всё это организовывает, запускает бизнес, и в один прекрасный момент он приходит к тому, что ему нужна иностранная компания для реализации его интернет-проекта. Он регистрирует эту компанию (пока мы её рассматриваем просто как компанию — что такое процессинговая компания я скажу немного позже).

Далее он открывает на неё расчетный счет и открывает счет в платежной системе, либо открывает себе merchant счёт, то есть это некая программная часть, программный код, вставляющийся, интегрирующийся в сайт того или иного проекта и позволяющий принимать оплату с таких платежных систем как Quizz, Mastercard и т.д. Собственно эквайринг. Понятно, что клиенты у нас будут платить в основном с карточек, мало кто будет платить напрямую на расчетный счет в дальнейшем денежные средства выводятся на расчетный счет. Что у нас изображено справа, то есть так называемая компания-принципал или компания-держатель активов. В ряде проектов, скажем так, клиенты часто приходят к тому, что им нужно сделать компанию в одной юрисдикции, где достаточно лояльное регулирование, где возможно проще сделать компанию по каким-то налоговым, административным аспектам, по отчетности, но юрисдикция этой компании может входить в конфликт с выбранной платежной системой или с банком, например.

Оксана Кострюкова: Давайте более примерно и практически поясним все.

Ярослав Боровиков: К примеру, мы решаем создать некий проект, делаем для этого гонконгскую компанию и здесь, как правило, возникает момент, что сейчас большинство проектов работают с европейскими платежными системами либо мерчантами. Понятно, что требования у них у всех разные — от PayPal до каких-то других менее крупных компаний требования разнятся, но у европейских платежных систем обычно есть правило, что компания, юрисдикция компании и юрисдикция банка должны быть европейскими. Соответственно, делая, предположим, гонконгскую компанию, мы не можем зайти просто в платежную систему, не можем с ней работать, у неё есть определенные ограничения. То же самое касается high-risk проектов. Предположим, проект самый распространенный — гемблинг или беттинг, то есть азартные игры и ставки.

Оксана Кострюкова: Foreх?

Ярослав Боровиков: Foreх в меньшей степени, там все сложнее, нужно смотреть, какая лицензия будет котироваться, но в общей сложности – да. Предположим, мы сделали компанию Кюрасао, получили на неё лицензию игорную, того или иного типа. У нас есть некий сайт, какое-то казино или еще что-то подобное, или покерный сайт, и мы просто не можем зайти, опять же, мы хотим работать, предположим, с европейским рынком, но мы не можем зайти в платежную систему. Платежная система нам говорит: «Извините, делайте некую процессинговую компанию или компанию-агента». Соответственно, Кюрасао у нас будет в данном случае являться компанией-принципалом, или в целом головной компанией, которая непосредственно будет предоставлять тот или иной сервис. Соответственно, мы Кюрасао откроем счет, а для процессинга платежей мы будем использовать какую-то европейскую компанию. Это может быть Кипр, это может быть Эстония… Ну, подробнее по юрисдикциям мы поговорим немного позже. Мы открываем на неё расчетный счет и открываем именно на неё счет в платежной системе, либо на неё открываем мёрчант-счет.

Оксана Кострюкова: Ярослав, а что вначале лучше сделать? Или правильно сделать: открыть расчетный счет или мёрчант-счет? Или эквайринг? Или это параллельно как-то делается?

Ярослав Боровиков: В целом, можно вести параллельно, но в любом случае платежная система спросит у нас, с каким банком вы будете работать. В любом случае для выплаты денежных средств с этой платежной системы нам нужен будет расчетный счет.

Оксана Кострюкова: Да, обязательно.

Ярослав Боровиков: Соответственно, проект, когда у нас две компании, можно запускать в регистрацию одну и вторую компанию параллельно, как-то прорабатывать сайт, прорабатывать различные условия для этого сайта, условия возврата, политики конфиденциальности и тому подобное. Также параллельно начинать открывать расчетные счета и, наверное, сразу же надо начинать переговоры с платежной системой, потому что зачастую такие проекты по открытию счетов в платежной системе, по открытию мёрчантов, они могут затягиваться. В целом, в них ничего сложного нет, там реально открыть счет, мёрчант-счет за две, за три недели, но на практике, конечно, затягивается всё. Где-то есть определенные требования платежной системы, периодически они могут запрашивать какие-то дополнительные документы, запрашивать, как построен бизнес. Могут этого и не делать, а просто просить привести сайт в соответствие с требованиями.

Оксана Кострюкова: Но вообще, я так понимаю, что требования платежных систем ничуть не отличаются от требований банка по идентификации бенефициара, по изучению бизнеса, клиента, процессов или в целом как-то попроще?

Ярослав Боровиков: Где-то проще, где-то сложнее. Платежные системы, наверное, чуть меньше внимания уделяют какой-то финансовой состоятельности, может быть какой-то управленческой, отчасти, состоятельности. То есть для них, наверное, самое главное – это понять, соответствует ли ваш сайт требованиям Visa, MasterCard или той системе, с которой вы будете работать. Понять, насколько ваш проект действительно реальный и не является ли он мошенническим, не является ли он фиктивным проектом, то есть прикрывающим что-либо другое, например, какую-то запрещенную деятельность либо просто преследующий цель выводить денежные средства.

В первую очередь они будут смотреть на это, а также на то, насколько будет конечный пользователь, потребитель, клиент защищен различными политиками: политиками возврата, конфиденциальности, о чём я уже сказал ранее. Также компания-принципал или компания-держатель актива может быть использована тогда, когда мы работаем с Европейским Союзом и у нас, например, осуществляется предоставление доступа к некоему сайту, либо к неким базам данных, то есть к какому-то серверу. В этом случае есть нюанс. Если у нас услуга будет оказываться, например, на территории ЕС, то есть, предположим, с европейской компании, безусловно, с европейским счетом и сам сервер находится на территории ЕС, то у компании будет НДС. Чтобы этого избежать, ряд проектов просто переносят сервера вне ЕС, в Россию, в Азию, или еще куда-то – не суть важно и, соответственно, не встают на VAT учет, не платят НДС, не вменяют его конечному потребителю и так далее. Здесь может возникнуть некий конфликт, потому что налоговая, в юрисдикции, где у нас есть компания, где у нас есть налоговые последствия, может задать вопрос, а почему же все-таки компания не зарегистрирована на НДС. И здесь клиент вполне честно им ответит, что сервер находится там-то, что никакая деятельность не осуществляется на территории ЕС, и на НДС мы вставать не должны. В целом ситуация может казаться достаточно простой, но выяснение обстоятельств может затянуться, так как там есть определенные моменты, которые лучше всего адресовывать аудиторам и бухгалтерам. По нашей информации выяснение обстоятельств, доказательство того, что мы не оказываем услуги на территории ЕС, может занять какое-то время, силы, а возможно и средства. Поэтому зачастую делается вторая компания, предположим, уже упомянутый Гонконг. На Гонконг, соответственно, регистрируется некий сайт, на него покупается какой-то сервер и, по сути, у нас европейская компания будет осуществлять некую промежуточную операцию, она будет некой платежной системе предоставлять доступ, возможно, к какому-то дополнительному соглашению Гонконгом, к указанному серверу. Так тоже можно делать и так мы, в некотором смысле, снижаем риски по НДС.

Оксана Кострюкова: Именно по НДС.

Ярослав Боровиков: В данном случае – да.

Оксана Кострюкова: А другие какие-то риски могут возникнуть, в том числе с европейской налоговой? Или с банком? Банк может спросить, почему компания в одном месте, сервер в другом месте, а счет в третьем месте? То есть, спрашивают ли банки о том, какова экономическая целесообразность бизнеса?

Ярослав Боровиков: Пока, на данный момент, есть банки, которые не спрашивают, пока есть банки, которые нормально работают с этими проектами и, опять же, наверное, сейчас больше говорим о том, как оно работает сейчас, как оно работало уже, то есть, как мы запускали те или иные проекты. Безусловно, через какое-то время, все мы видим пример Латвии, в какой-то момент, конечно клиенту могут сказать, собственно извините, у вас нет экономической целесообразности, и у вас компания просто пустышка, компания-оболочка. Такое, конечно, тоже может быть. Соответственно, какие-то риски могут возникать, если у нас, предположим, идет некая, скажем так, торговля с кипрской компанией, и мы говорим о том, что у нас, предположим, при текущей схеме, где у нас бенефициар является одним и тем же в обеих компаниях и, предположим, европейская компания будет неким провайдером платежей, а продавцом того или иного товара будет гонконгская компания или какая-то оффшорная компания, не суть важно, и вот видя эту схему, видя, что бенефициар в обоих случаях является одним человеком, по примеру кипрская налоговая, может сказать просто: «Ребят, извините, у вас весь бизнес ведется на Кипре, вы здесь просто снижаете налоговую нагрузку, поэтому мы считаем, что весь доход, который получается второй компанией, общая прибыль, она подлежит налогообложению».

Оксана Кострюкова: Всё понятно. Хорошо, спасибо тебе большое, Ярослав, если у кого-то есть вопросы по структурированию владения и операционным потокам, пожалуйста, задавайте, а мы переходим к другому слайду, в котором рассмотрены плюсы и минусы определенных юрисдикций, которые также классифицированы, в свою очередь, по типу оффшоры-оншоры, Европа-не Европа. Вот Ярослав нам более подробно расскажет, в чем плюсы-минусы, для чего они вообще нужны и для какой деятельности, какую лучше выбрать юрисдикцию.

Ярослав Боровиков: Здесь я постарался отобразить наиболее традиционные юрисдикции, которые либо используются, либо которые клиенты пытаются использовать для этих проектов. Начнем мы от простого к сложному: начнем с классических оффшоров — то, с чем все, наверное, неоднократно сталкивались: Британские Виргинские Острова, Белиз, Сейшелы, возможно, Каймановы Острова и подобные юрисдикции. У них есть достаточное число плюсов, я их также отразил. Прежде всего, как правило, это низкая стоимость создания и администрирования компании. Понятно, что там достаточно простая процедура регистрации и нет, соответственно, отчетности, нет каких-то прямых-косвенных налогов, нет обязанности проведения аудита и, кроме этого, эти компании привлекают клиента тем, что там достаточно высокий уровень конфиденциальности. То есть, как правило, закрытые реестры акционеров, директоров. Как правило, нет реестров бенефициаров, за исключением, может быть, Британских Виргинских Островов.

Оксана Кострюкова: Ну, реестр бенефициаров, к сожалению, применяется везде, вопрос только в том, что они пока не публичные, они пока закрытые, но опять же, по сравнению с неоффшорными, классические оффшоры предоставляют более высокий уровень конфиденциальности информации третьих лиц, от банально любопытствующих взглядов.

Ярослав Боровиков: Соответственно, достаточно много плюсов и клиент, запуская тот или иной проект, предприниматель, он собственно думает, условно: «Зачем мне платить где-то налоги, зачем мне тратиться на отчеты и аудиты, зачем мне себя, условно, светить в каких-то реестрах. Лучше сделаю проект дешево и сердито. Зарегистрирую классический оффшор».  

Также есть минусы. В первую очередь – это низкий уровень репутации этих юрисдикций. Все мы знаем, что они входят в различные черные списки. Они могут не входить в тот или иной черный список какой–то из стран но, тем не менее, все банки воспринимают эти компании как компании второго эшелона или даже уже третьего — то есть то, с чем лучше не связываться и с чем лучше не работать. Соответственно, здесь у нас возникают сложности при открытии банковского счета и при подключении процессинга платежей.

Оксана Кострюкова: Даже если удается открыть счет и подключиться к процессингу, то впоследствии, в работе, у банков возникает много вопросов, потому что зачастую классические оффшоры входят в черные списки банков-корреспондентов по платежам евро и доллар, как правило, ну, может быть, еще канадский доллар, фунты, опять же. Соответственно, банки начинают задавать очень много вопросов, что очень тормозит деятельность компании, что, опять же, повышает тариф, потому что требуется время на комплаенс и на рассмотрение этих вопросов. В связи с этим, конечно, работа с оффшорными юрисдикциями становится более сложной буквально день ото дня.

Ярослав Боровиков: Да, совершенно верно. Кроме этого, нужно учитывать, что открывая счет в какой-то платежной системе, в любом случае проект попросит указать реквизиты компании на данном сайте, что это за компания, какое у неё название, где она зарегистрирована.

Оксана Кострюкова: Где у неё офис, контактный телефон и т. д.

Ярослав Боровиков: Да, можно указать некий офис в России, какое-то представительство, но я веду даже не к этому. Я веду к некоторым имиджевым рискам, когда конечный потребитель заходит на сайт и видит, что он будет платить за какие-то мягкие игрушки компании на каких-то Британских Виргинских Островах. Условно, это может также отпугнуть. Поэтому идем к более респектабельным вариантам – это, соответственно, европейские безналоговые партнерства: LP, LLP — это Великобритания и Ирландия, в первую очередь, республика Ирландия. Также есть определенные плюсы – это невысокая стоимость создания, администрирования, отсутствие требований по отчетности и аудиту. Здесь, опять же, есть определенные оговорки, например, для британских LLP должна готовиться и издаваться отчетность. Также в ряде случаев она должна готовиться и для Ирландских LLP.

Оксана Кострюкова: Но, вообще, я хочу отметить, что вот эти все партнерства где-то они обязаны вставать на налоговый учет, а где-то их можно добровольно поставить на налоговый учет и получить местный ИНН, опять же, и подавать, таким образом, нулевые декларации, так как они не ведут деятельность в стране.

Ярослав Боровиков: В целом – да. В целом, если мы смотрим на Великобританию, например, там UTR (Unique Taxpayer Reference), так называемый номер налогоплательщика, хотя компания сама не является налогоплательщиком, он присваивается обычно автоматически при регистрации, в данный момент.

Оксана Кострюкова: Да, налоги мы обсудили, аудит, отчетность, банки …

Ярослав Боровиков: В целом у нас получается проще открыть банковский счет, подключить процессинг платежей для таких компаний просто потому, что они европейские. Они не входят в черные списки, они подходят под требования той или иной платежной системы, которую мы хотим использовать. Есть минусы. В первую очередь это невысокий уровень репутации на текущий момент — то есть банки, скажем, начинают понимать, что это такое, я бы даже сказал, что уже достаточно давно понимают, что это за компании, для чего они используются, то есть это опять же так называемые компании-пустышки.

Оксана Кострюкова: Их еще называют квази-оффшоры.

Ярослав Боровиков: Это, по сути, некоторое временное решение было, для того чтобы не использовать классические оффшоры. Используются точно так же: нигде не платятся налоги, не сдается отчетность, нет офисов, все везде стараются закрывать номинальным сервисом.

Оксана Кострюкова: Я бы хотела отметить, что именно партнерства, в составе которых участниками являются оффшорные компании, именно они вызывают такой негативный фон. Если участниками являются физические лица, то все-таки к ним банки относятся более положительно.

Ярослав Боровиков: Но опять же, нужно смотреть какие именно физические лица. То есть условно, если там достаточно массовый номинал, безусловно, это будет лучше, наверное, чем компания с номинальным сервисом – оффшорными компаниями, опять же, потому что ряд банков считает такую структуру корпоративную достаточно сложной.

Оксана Кострюкова: Им даже не хочется рассматривать, им лень, зачастую, они говорят: «Мы не хотим её смотреть. Нам просто лень смотреть документы, получается, по трем компаниям: по самому партнерству и по его партнерам». А если в партнерах еще и корпоративные номиналы, то это просто умножаются документы в геометрической прогрессии. Многие банки говорят, что не хотят этого.

Ярослав Боровиков: Совершенно верно.

Оксана Кострюкова: Либо мы готовы это рассматривать, но мы будем вводить дополнительный тариф за рассмотрение заявки, за то время, которое наш комплаенс потратит на изучение всех документов.

Ярослав Боровиков: Я видел одну из компаний, которой просто открывали счет. Канадская компания. В ней стоял номинальный сервис, ну тоже собственно, канадское партнерство.

Оксана Кострюкова: Да, кстати, Ярослав, вы не упомянули у нас партнерства, которые есть в Канаде и США тоже. Вообще в странах англо-саксонской системы есть партнерства и, в том числе, они используются в международной торговле, я знаю, канадские и вот СШA тоже — USA LLP.

Ярослав Боровиков: Ок, сейчас этого также коснемся. Просто хотел рассказать, что был такой прецедент: канадская компания, там стоял номинальный сервис, условно, какой-нибудь Белиз, там стоит еще в этом номинальном сервисе директор-акционер панамская компания, в которой три офицера, директор, акционер — то есть количество документов там просто астрономическое. Там даже самому клиенту сложно собрать весь этот перечень.

Оксана Кострюкова: Да, делая такую структуру, клиенты зачастую себя ни от чего не защищают, а только создают себе проблем, как финансовых, так и временных.

Ярослав Боровиков: Кроме этого ряд банков просто не понимают, собственно, зачем все это городить.

Оксана Кострюкова: То есть если вы решаете создать партнерство, то делайте максимально простую структуру. Это будет, действительно, проще и в работе и дешевле в облуживании.

Ярослав Боровиков: Да, ну и третий пункт – это низкий уровень конфиденциальности по европейским партнерствам. То есть все мы знаем, что сейчас вводятся реестры бенефициаров в ЕС. Будет у нас вебинар этому посвящен.

Оксана Кострюкова: Я буду выступать, да.

Ярослав Боровиков: Да, Оксана будет в роли эксперта. И подробно рассмотрим эти моменты. Касательно вопроса, я не забыл, про канадское партнерство.

Оксана Кострюкова: Да, что же с Канадой? Подойдет она нам или нет?

Ярослав Боровиков: В ряде случаев может подойти. Я здесь все-таки старался рассмотреть в общем классические оффшоры, как довольно популярный запрос. И дальше перейти все же к европейским юрисдикциям, потому что чаще все же мы работаем с европейскими банками и европейскими платежными системами, для которых критически важно, где зарегистрирована та или иная компания.

Оксана Кострюкова: Им проще понимать свою какую-то локальную компанию?

Ярослав Боровиков: Да. Кроме этого, по Канаде.. Ну в целом у нас есть, скажем так, партнеры, которые говорят, что, условно, после регистрации компании мы сможем открыть счет в местном банке и даже сделать эквайринг, но пока это собственно некий такой проект, который присутствует только в качестве варианта и только на бумаге. Пока мы ничего такого не делали. Кроме того у Канады есть определенная специфика, если мы будем открывать счет либо подключать процессинг для банка нужен будет визит в Канаду. Слетать в Канаду непросто. Нужно получить визу. Соответственно, если мы будем открывать счет в какой-то другой стране, в частности в Европе, встанет вопрос с легализацией документов. То есть там нет апостиля. Не очень простой момент.

Оксана Кострюкова: Понятно, Ярослав. Просто зависим от требований платежных систем и банков, которые работают с интернет-проектами.

Ярослав Боровиков: По США, соответственно, здесь тоже такой момент, что мало какой европейский банк хочет работать с американской юрисдикцией, то есть сталкиваемся с этим, к сожалению, то есть не хотят подпадать под FATF (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег).

Третью категорию, которую также хотелось бы упомянуть – это европейские налоговые и низконалоговые юрисдикции. Те четыре указал – это Великобритания, Кипр и прибалтийские страны: Эстония и Литва. Прежде всего, они, наверное, упомянуты здесь, потому что они достаточно недорогие, и там в целом довольно щадящая налоговая система.

Оксана Кострюкова: И я бы добавила, что там достаточно развита инфраструктура по обслуживанию компаний с нерезидентными владельцами и в целом по международному бизнесу — то есть там понимают, что это такое.

Ярослав Боровиков: Можно было бы здесь также упомянуть Чехию. Достаточно много стран, но основные я указал. Эти компании также имеют достаточно невысокую стоимость создания. Естественно мы не говорим, предположим, о Германии, Швейцарии, Люксембурге. Это все требует гораздо больше затрат и на создание, и на отчетность. Налоговые издержки там выше. Невысокая стоимость создания и при этом высокий уровень репутации.

Вот у нас тут вопрос: почему Великобритания в двух списках?

Оксана Кострюкова: Я поясню: потому что в одном списке мы рассматривали партнерство, а в последнем — европейские налоговые и низконалоговые юрисдикции – это компании в Великобритании в форме c ограниченной ответственностью, которая не является квази-офшором. Там есть налог на прибыль от 20%. Соответственно, НДС тоже.

Ярослав Боровиков: В последней категории, которую мы сейчас рассматриваем, мы уже отходим от партнерств — здесь просто Ltd или ООО.

Высокий уровень репутации и самый главный плюс, чтобы в конечном итоге не получить машину без колес, это большая простота по открытию счета и подключению процессинга платежей. Это собственно то, о чем мы разговариваем на протяжении всего вебинара сегодняшнего. Есть также минусы, которые нужно учитывать. В первую очередь, все эти юрисдикции являются налоговыми. То есть там есть налог на прибыль или налог на распределенную прибыль, как в Эстонии. Также может возникать обязанность становиться на учет по НДС, VAT-учет с соответствующими налоговыми последствиями. То есть если мы будем рассматривать, предположим, европейские ставки, везде там общая стандартная ставка на НДС порядка 20%, например, в Великобритании, 19% на Кипре. Есть, безусловно, и пониженные ставки, например, в Великобритании, если я не ошибаюсь 9,0%. В каждой стране градуировка разная. Это нужно учитывать. Это нужно учитывать не только в плане каких-то своих налоговых издержек, но также и в плане, скажем, административных издержек, потому что нужно готовить отчеты, нужно привлекать, наверное, каких-то бухгалтеров, которые разбираются в этом законодательстве, то есть нашу или не нашу компанию. И, соответственно, отчет по НДС подается обычно раз в квартал.

Оксана Кострюкова: Ну вообще да, с отчетностью в Европе процесс налажен хорошо. И если, допустим, кто-то помнит, что киприоты когда-то там вообще не просили отчетность подавать, то сейчас такого уже нет. Все отслеживается и в каких-то юрисдикциях даже внушительные штрафы есть, если просрочена отчетность даже на месяц. Например, в той же Великобритании штрафы начинаются от 300 фунтов и могут даже быть, я в практике встречала, до 5000 фунтов нам начисляли штрафы на компанию, если она несколько раз систематически нарушала сроки подачи отчетности. И поэтому, если вы регистрируете для себя европейскую компанию и, тем более, встаете на учет по НДС, то будьте добры, соблюдайте все сроки, которые установлены для подачи и ежегодной отчетности и НДС отчетности. Реагируйте на наши уведомления! Не пропускайте их! Это все важно! Это не для того, что мы просто хотим заработать денег на вас, а мы хотим наоборот вам сэкономить денег, чтобы вы не платили лишние штрафы, которые никому не нужны.

Ярослав Боровиков: Да. Делать это, соответственно, нужно заблаговременно. Всю отчетность готовить не после того, как та или иная сделка либо какие-то процессы там проходят. Над этим нужно работать постоянно, если мы открываем компанию в подобной юрисдикции, которая налагает на нас определенные обязанности. Вот это, наверное, собственно и есть краткий обзор юрисдикций.

Оксана Кострюкова: Ярослав, я задам вопрос. А вот Гонконг? Не увидела здесь Гонконга, ну в силу того, что к Европе не относится, наверное, да? И не увидела ОАЭ. Вообще ОАЭ используется для интернет-проектов?

Ярослав Боровиков: Я не сталкивался, честно сказать. Не сталкивался по ряду причин. В первую очередь, мы знаем, что в целом в ОАЭ есть три категории компаний: это оффшорные компании, компании в свободных экономических зонах и местные компании, и для нерезидентов, для неграждан, доступны, обычно, первые два вида: оффшоры или free-zone компании.

Оксана Кострюкова: И что? Они не работают с интернет-проектами?

Ярослав Боровиков: Оффшорные компании, прежде всего, на них очень сложно открыть счета. В ОАЭ также нет апостиля. Если мы делаем оффшорную компанию, вероятность того, что счет ОАЭ не откроется, достаточно высока. Нужно будет открывать счет где-то в Европе. На легализацию документов потратятся достаточно большие денежные средства. То есть это может быть и пять и шесть и под десять тысяч евро. Просто консульская легализация документов.

Оксана Кострюкова: То есть опять мы в банки упираемся. Банки не хотят работать с такими компаниями.

Ярослав Боровиков: Да, европейские банки не очень рады видеть оффшорную ОАЭ компанию и, опять же, процессинговые платежные системы, у них также, как правило, ограничения есть. Что касательно free-zone компаний, свободных экономических зон, здесь проще открыть счет, но опять же мы упремся, скорее всего, в платежную систему. Можно, конечно, искать какие-то платежные системы в Арабских Эмиратах, но это некий такой проект, который можно разработать и, впоследствии, использовать. Гонконг здесь не упомянут, вы совершенно правы, просто потому что сложности с открытием счетов в европейских банках.

Оксана Кострюкова: Опять упираемся в банки и платежные системы. На этом все завязано.

Ярослав Боровиков: Хотя у нас сейчас появился контрагент, которой готов делать эквайринг через Гонконг, то есть у них есть соответствующая лицензия и можно уже открывать счет на Гонконг в Европе, а делать эквайринг у них. Но пока, опять же, это нечто, с чем мы еще не понимаем, как работать, и какие будут требования. Но мы можем попробовать, если у кого-то есть интерес.

Оксана Кострюкова: Хорошо, Ярослав, спасибо Вам большое за столь подробную информацию по юрисдикциям. Переходим к следующему, третьему слайду, в котором вы обращаете внимание на важные аспекты при выборе банка, юрисдикции и вообще работы с компаниями.

Ярослав Боровиков: Это заключительный слайд. Он подводит итог всему тому, о чём мы беседовали сегодня. Итак, вы решили делать интернет проект. Вы понимаете, что вам нужно зарегистрировать компанию, открыть на неё счет и подключить платежную систему. Первое, на что нужно обратить внимание, это на то, какой у вас вид деятельности, есть у нее какая-то рисковая составляющая? Соответствует ли она местному законодательству? То есть, предположим, деятельность может быть связана с онлайн-казино или азартными играми, и при этом мы будем указывать, что регион, на который мы ориентируемся, там, где банк или для эквайринга, они у нас запросят, это Российская Федерация. В России запрещены онлайн-казино. Запрещены азартные игры. Поэтому здесь может возникнуть вопрос у платежной системы: «Ребята, вы ведете запрещенную законом деятельность. Не надо так!» Также нужно учитывать, ну например, даже если мы, предположим, организуем какой-то dating-проект, то есть некий сайт знакомств, если мы будем продавать там, предположим, авиабилеты, если мы будем продавать там, предположим, часы какие-то дорогие, например Rolex или что-то еще подобное.

Оксана Кострюкова: Настоящие Rolex или китайские? ;)

Ярослав Боровиков: Предположим, что настоящие.

Оксана Кострюкова: Заявляем, что настоящие.

Ярослав Боровиков: Это крупные транзакции от физических лиц, которые привлекают внимание, и этим самым повышается риск и в глазах банка, и в глазах платежной системы. Это нужно учитывать. Смежный пункт, на который нужно обратить внимание – это необходимость получения лицензии для некоторых видов деятельности. Но об этом мы уже сказали — это различного рода азартные игры, ставки на спорт.

Оксана Кострюкова: Я опять же, наверное, повторюсь про Forex, потому что в какой-то момент я очень много получала таких запросов, именно на Forex. Сейчас это, наверное, отошло уже немного на второй план, больше вопросов с криптовалютами и с гемблингом, периодически всплывают, но вот в одно время различные Forex, доверительные управления, были достаточно популярными. Их было очень много. Насколько я знаю, клиенты, несмотря на все предупреждения, что данная деятельность – финансовый консалтинг, является лицензируемой, даже в большинстве оффшоров, клиенты все равно регистрировали компании, не получали никакие лицензии и пытались открывать счета, некоторым даже открывали, но потом закрывали, достаточно быстро. Как вообще такое происходит? Банки пропускают или банки обманывают и заверяют другую деятельность?

Ярослав Боровиков: Я объясню, что все течет, все меняется. Когда-то банки не реагировали на эту деятельность, не задавались вопросом, а нужна ли лицензия, соответствует ли, например, там данная деятельность, ну, является ли релевантной компания, зарегистрированная на Сент-Винсенте, где данная деятельность не лицензируется и, как бы в целом допускается. Эти времена все-таки проходят. Собственно нужно подходить к вопросу серьёзно. Нужно понимать, что если мы ведем какую-то high-risk деятельность, которая требует получения лицензии, соответственно, нужно все-таки задумываться, нужна ли лицензия, и где её лучше получать. В Европе, в той или иной стране, то есть там Кипр, либо какая-то прибалтийская страна, либо Чехия, либо Великобритания. Также учитывая и какие-то имиджевые риски в том числе.

Следующий момент, это то, о чём мы говорили на протяжении всего вебинара – возможность работы банка и платежной системы между собой и с юрисдикцией компании. То есть, опять же, можно сделать, о чём я говорил, Гонконг, открыть счет, предположим, в Армении или в Грузии, и ни с тем, ни с другим не сможет работать платежная система. Далее требования по сдаче отчетности. Соответственно, по налогу на прибыль, по НДСу, также следует детально учитывать, будет ли возникать отчетность по интерстату, будут ли возникать различные таможенные аспекты отчетности, будет ли у нас склад на территории ЕС.

Оксана Кострюкова: Это, наверное, больше связано с проектами, связанными с движением товара, с куплей-продажей и перемещением товаров.

Ярослав Боровиков: Да, совершенно верно.

Оксана Кострюкова: Это не виртуальные услуги.

Ярослав Боровиков: И, соответственно, отдельно здесь выделил – это необходимость постановки на VAT-учёт, на НДС-учёт, а также регистрация по упрощенной системе, МОЗ.-европейская упрощенная система для e-commerce, услуг по e-commerce, соответственно, на неё может встать, ну скажем так, на НДС могут быть зарегистрированы компании европейские и не европейские, немного более сложно все это. На МОЗ также может встать компания европейская, уже зарегистрированная на VAT, не зарегистрированная и точно так же не европейская компания. Это довольно интересная тема. То есть, если будет организовываться какой-то серьёзный проект, действительно нацеленный на ЕС, я бы все-таки, наверное, советовал и даже настоятельно рекомендовал советоваться не только с юристами, а также и с бухгалтерами, и с аудиторами. Нашими или в другой компании, но которые смогут по полочкам вам разложить, какая и где у вас будет отчетность, что нужно будет сдавать, где становиться на учёт и какие будут налоговые последствия: будут ли какие-то льготы, будут ли применяться сниженные ставки и тому подобное. Соответственно, налоговые последствия также нужно будет учитывать в любом случае.

Оксана Кострюкова: Ярослав, я задам вопрос такой: в большинстве случаев интернет-проекты, особенно те, о которых вы здесь говорили, это сервисы, услуги, интернет-магазины, это по большей части start-up, как правило, это start-up. И вот, допустим, если человек всю жизнь занимался чем-то одним, или даже был наемным работником, а тут решил открыть свой бизнес, открыть какой-то интернет-магазин по продаже детских вещей или косметики, чего угодно, каких-то популярных товаров и, соответственно, у него возникла необходимость открыть иностранную компанию и счёт в банке. Вот как сложно будет открыть счёт в банке? Будет ли банк спрашивать то, что он спрашивает обычно у своих клиентов? То есть что я имею в виду – я имею в виду background. То есть мы говорим банку, что это start-up. Банк говорит: «Ок, это start-up, но чем вы занимались раньше? Чем вы можете подкрепить свои знания? Какие-то связи с партнерами? Кто вам будет товар доставлять? Откуда вы его будете брать? Опять же какие-то договора? Отношения с логистическими компаниями? Доставка?». Вот как критично банки относятся к start-up-ам таким, связанным с интернет-проектами?

Ярослав Боровиков: На самом деле, Оксана, вы уже отчасти ответили на вопрос, как все это будет выглядеть и происходить. Если мы заходим в банк или платежную систему, я также сконцентрирую на этом внимание, с новым проектом, со start-up, в первую очередь, что у нас просит большинство банков, это понятно — детали бизнеса, как у вас будет осуществляться движение товара, есть ли у вас договоры с логистическими компаниями, есть ли у вас склады, есть ли у вас сотрудники, которые будут переводить или осуществлять какие-то маркетинговые услуги или СЕО-оптимизацию? Есть ли у вас необходимая инфраструктура и мощности для ведения данного вида деятельности? Соответствует ли клиент критериям финансовой состоятельности?

Оксана Кострюкова: Откуда у вас деньги? Откуда у вас деньги, чтобы сделать этот бизнес?

Ярослав Боровиков: То есть, безусловно, если вы вчера, например, преподавали в школе, что, безусловно, почетно и замечательно, и вызывает массу уважения, а сегодня решили торговать телефонами через свой сайт, ну извольте показать хотя бы откуда у вас средства, извольте показать свой сайт, как вы будете вести этот вид деятельности. У вас нет опыта в данной сфере, у вас нет опыта в продажах или в ведении подобных проектов, безусловно – это минус в какой-то скоринговой системе, наверное, но без этого можно двигаться дальше. Такие проекты, заходя в платежную систему, также, наверное, будут сталкиваться с повышенным вниманием. Больше акцент в какую-то, наверное, управленческую состоятельность, пусть даже не опыт. Платежная система может, условно, запросить даже фотографии склада, где у вас должны храниться товары. Все может быть. Любой вопрос, который поможет банку или платежной системе вывести потенциально-недобросовестного клиента на чистую воду, он может иметь место.

Оксана Кострюкова: А вот недобросовестный клиент, для банка – это, видимо, тот, кто не собирается вести бизнес, как заявлено, да? У которого есть какие-то мошеннические намерения? Например, собрать деньги, за какой-то товар и не поставить его, да?

Ярослав Боровиков: Да. Это самое простое — открыть какой-то сайт, выложить какой-то товар или услуги по невысокой цене, при этом вложить какие-то средства в рекламу, собрать денежные средства и потом просто пропасть. Это один из вариантов.

Второй вариант — это то, с чем мы сталкивались, — это попытки выводить денежные средства через карточки, через физ. лиц. Просто вывод средств, например, из России.

Третий момент — это то, чего, наверное, чуть ли не больше всего боятся платежные системы – это картинг. То есть ворованные карточки, которые покупаются на определенных ресурсах у поставщиков, а дальше идет, просто-напросто, их процессинг. Вывод денег с этих карт через какие-то интернет-ресурсы и интернет-магазины. Такой проект также может быть.

Поэтому платежные системы будут детально смотреть, не копирует ли сайт какие-то другие сайты, действительно ли там прописана та или иная информация по политике возврата и конфиденциальности, условия работы, доставки и прочее. Вопросы могут возникнуть буквально везде.

Оксана Кострюкова: У меня такой вопрос, вытекающий из предыдущего. Что-то изменилось за последнее время в работе с банками? Я помню, что когда я начинала работать в отрасли международного налогового планирования, то лет 10 назад банки вообще открещивались от любой деятельности, связанной с интернетом: реклама, интернет-магазины, приложения. Мы не говорим про Forex, gambling, dating и тому подобное. Даже с легальной деятельностью, связанной с перепродажей трафика, контента, как вы говорили, Ярослав, вообще банки просто пугались и ни в какую не хотели брать. Я точно помню, что клиенты все равно открывали счета на эту деятельность, даже абсолютно легально, просто говорили и заявляли в банке немного другую деятельность типа маркетинга, консалтинга и так далее. Тогда это было проще, просто-напросто. Вот сейчас что-то изменилось? То есть банки стали более лояльно относиться к интернет-проектам и интернет-бизнесу? Потому что все-таки он настолько вошел в нашу жизнь, что без него невозможно ничего представить, или все-таки опять же повышенное внимание. То есть, допустим, производство и торговлю они видят более желательными клиентами, чем интернет проекты?

Ярослав Боровиков: Безусловно, какое-то производство либо торговля, оптовая торговля, она проще, она понятнее, там нет каких-то рисков, опять же связанных с работой с физическими лицами. Это, конечно, более, наверное, желанные и более простые клиенты. Всё, что связано с работой с физическими лицами, с массовым сегментом, это, безусловно повышенные риски. Это какие-то отказы от услуг, это возможность какого-то мошенничества, это еще что-то, то есть больший контроль. Я не скажу, что стало все там как-то проще или сложнее, всё стало по-другому. Большинство банков теперь хотя бы – это плюс, они хотя бы не разворачивают клиента уже на пороге, они рассматривают проекты, они хотят работать, и если проект им интересен, они, конечно, возьмут клиента, если он соответствует их требованиям.

При этом банки стали умнее. Они понимают уже, как должен вестись этот бизнес. Они понимают, что спрашивать. Как это все должно выглядеть, какие должны быть документы, и как должна быть выстроена структура.

Оксана Кострюкова: Понятно, здорово! Спасибо большое, Ярослав! Еще раз спасибо большое за участие и за внимание!

Ярослав Боровиков: Спасибо, коллеги! Было может не так активно, как обычно, было меньше вопросов, но, надеюсь, все это было достаточно познавательно.

Оксана Кострюкова: Да, я повторю Ярослава, который объявил в начале вебинара, что мы будем рассказывать несколько общие аспекты при выборе: на что стоит обратить внимание, какие сложности, подводные камни, а более частные вопросы, пожалуйста, адресуйте по вашим проектам, действующим или новым, к нам.

Все, будем рады вас видеть и слышать. Всего хорошего! До свидания!

Ярослав Боровиков: Всего доброго!

[…]


Facebook
LinkedIn
Twitter
Google+

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

тел: +7 (812) 416-55-56
e-mail: spb@amondsmith.ru

Режим работы:
пн. - пт.: с 10 - 00 до 18 - 00 (без обеда)
сб. - вс. - нерабочие дни

 

Для заказа, пожалуйста, позвоните по телефону +7 (985) 781-41-63 (контактное лицо – Екатерина Долганова) или заполните форму заказа ниже самостоятельно.

Форма заказа

Все поля являются обязательными для заполнения.